Милорад Крстич: Венгерский режиссёр-аниматор об "Ограблении по Фрейду", своем стиле и анимации
ИНТЕРВЬЮ: МИХАИЛ ФИЛИППОВ // ПЕРЕВОД: ЕВГЕНИЯ КВИЛЕНКО
Ваша карьера в кино началась достаточно поздно, когда в 1995 году в свет вышла короткометражка «Моя малышка меня оставила». Чем вы занимались до этого? И в какой момент решили попробовать себя в кино и анимации?

Я — художник и рисую почти всю свою жизнь, начиная с 4 лет. Это не работа для меня, мне не нужен отпуск. Я рисую каждый раз, когда меня ждёт долгая поездка на самолете или на поезде. А 25 лет назад мне просто захотелось оживить свои рисунки. В результате появился фильм «Моя малышка меня оставила».

Несколько же лет назад я решил создать свой первый полнометражный анимационный фильм. Картину с элементами экшена, триллера и нуара, а не мультик с наигранностью и шаблонными героями, типичными для современной голливудской анимации. Я хотел сделать фильм об искусстве, но от лица серийного вора. Проще говоря, я хотел создать не артхаусный, а криминальный фильм про искусство.
~
Расскажи про свой визуальный стиль, как вы к нему пришли?

Мне повезло, у меня были лучшие в мире наставники. Сперва, Микеланджело обучил меня тому, как изображать анатомию человека. Я узнал, что если второй палец ноги изобразить длиннее, чем первый, то человеческая ступня будет выглядеть элегантнее. Караваджо показал мне, как использовать свет и тень для достижения драматического эффекта. У Гойи я перенял умение создавать тревожные и жуткие сцены как с кровью, так и без нее. У Рембрандта я научился, как сделать обычный портрет таинственным. Кандинский поделился со мной умением наслаждаться цветом без опоры на материальный мир. Пикассо показал, как одновременно смотреть на один и тот же предмет с различных углов. И наконец, Малевич подарил мне возможность изображать на холсте будоражащую и мрачную музыку.

А какой вы бы дали совет молодым художникам. Тем, кто еще только ищет свой собственный стиль?

Простите, но у меня нет совета для начинающих художников.
~
Как вы создали свой первый фильм?

У меня свой особый стиль написания сценария для фильма. Я создаю историю в картинках – как комикс. Но у меня нет логической последовательности как в комиксах. Я просто рисую сцены, которые хочу включить в фильм, в произвольном порядке. Похожим образом я писал и сценарий для фильма «Ограбление по Фрейду». Процесс создания можно найти здесь.

Нарисовав порядка 200 рисунков, я объединяю их в последовательную историю. После этого приходится выкидывать зрелищные, но не вписывающиеся в историю сцены. И уже потом я начинаю писать окончательный сценарий.

Насколько отличалось создание анимационного фильма в 90-е годы в Венгрии?

«Моя малышка меня оставила» создавался в самой большой на тот момент частной студии в Венгрии – в Varga Studio. Они сразу же одобрили мой проект. Это была классическая рисованная анимация. Фильм получил «Серебряного медведя» на Берлинском кинофестивале, а также награду за лучший фильм на Международном фестивале анимационных фильмов в Анси.

Какие у вас в целом отношения с кинофестивалями?

К сожалению, я не подхожу для фестивальной жизни. Предпочитаю рисовать в своей студии, а на фестивали по возможности отправляю вместо меня своих коллег.
~
Scene 163: Mimi, windin' her way down on Baker Street, London.
Как мне известно, над «Ограблением по Фрейду» работали больше ста человек. Как проходила такая работа, где задействовано так много людей?

Я – художник, и я ни у кого не спрашиваю совета или мнения насчет моей работы. Если я доволен результатом, то оставляю своё имя на холсте. Но с кино всё сложнее, это не просто произведение искусства, но и еще целая индустрия, в которой вращаются огромные деньги и работает большое количество людей.

Раз в месяц мы все вместе просматривали черновой вариант всего полуторачасового фильма с «грубой» анимацией состоящего из одного рисунка в секунду вместо 24, с сырым звуком и диалогами просто для того чтобы видеть насколько удачно все смотрится вместе и над чем еще стоит поработать в плане монтажа и усовершенствования общего ритма фильма. Финальную озвучку мы решили сделать на английском языке. Над ней работали профессиональные актеры из Венгрии и США. Запись в США мы контролировали через Скайп. Последнее слово всегда оставалось за мной, но фильм представляет собой командную работу, и я бесконечно благодарен каждому кто участвовал в его производстве.

А что касается, например, сцены погони?

Cоздание этой 3-минутной гонки стало для меня и моей команды (Марсель Лазло и Левенте Сипос) настоящим испытанием. Мы обожаем машины и сцены с погонями в фильмах. Ну и конечно, отлично разбираемся в них. Примером для нас стали культовые сцены из таких фильмов как «Буллит», «Ронин», «Французский связной», «Жестокий Рим», «Взломщики», «От семи лет и выше», «Джеймс Бонд», «Водитель», «Угнать за 60 секунд», «Братья Блюз», «Исчезающая точка», «Доказательство смерти», «Жить и умереть в Лос-Анджелесе» и другие.

Мы хотели создать самую совершенную 3-х минутную сцену с погоней в истории анимационного кино. Мы использовали Google Street View, чтобы точнно проложить дорогу через улицы и лестницы Монмартра. Мы брали более странные ракурсы, ускоряли движение и добавляли еще больше юмора чем в эталонных сценах из вышеуказанных фильмов. У машины должен был быть вес реально существующей машины и никакой мультяшной наигранности. Лично я надеюсь, что погоня Мими - Ковальский станет культовой для анимационного кино как погоня в фильме «Буллит» стала культовой для художественного. Естественно, некоторые считают, что погоня слишком затянутая, но я бы не сделал ее ни на секунду короче.
~
Как в таких условиях вам удалось сохранить свое художественное видение?

Свою работу над фильмом «Ограбление по Фрейду» я могу сравнить с созданием музыки, так называемой визуальной симфонии, которая существует на семи опорах. Первая опора — это сюжет, вторая – нарисованный мир, третья – анимация, четвертая – звук, пятая – музыка, шестая – съёмка и седьмая – монтаж. И все эти компоненты должны взаимодействовать друг с другом абсолютно слаженно и максимально синхронно.

Вот почему у симфонического оркестра всегда есть дирижер, направляющий и синхронизирующий одновременное исполнение всех музыкантов. В процессе работы я разговариваю с командой, слушаю их советы, но в итоге создаю фильм так, как я сам его вижу. И для того, чтобы успешно воплотить задуманное существовало единое правило – авторитет слова, но не оспаривание авторитета. Именно поэтому во время съёмок у нас не было творческих разногласий.
~
Ваш подход к демонстрации произведений искусства в «Ограблении по Фрейду» определенно нельзя назвать скучным. Вы показываете работы Веласкеса, Магритта, Боттичелли и других художников в интересной манере. Как вы в целом относитесь к искусству? В фильме Вы намеренно сделали художественные произведения более забавными чтобы они понравились широкой аудитории?

«Ограбление по Фрейду» состоит из двух уровней. Первый уровень — это психологический экшен-триллер. Здесь мы рассказываем о некоторых известных картинах, которые выступает либо в качестве цели для грабителей, либо одного из участников ночных кошмаров. Второй уровень — это дань уважения миру искусства, и он включает в себя больше сотни отсылок к знаменитым картинам и фильмам.

О некоторых из них я вам расскажу. В самом начале фильма звучит оркестровая пьеса Пасифик 231 композитора Артюра Онеггера и крупным планом показаны колеса локомотива – это отсылка к фильму Михаила Цехановского 1931 года. Несколько мгновений спустя поезд идет по виадуку, который представляет собой аналог виадука из фильма Хичкока «Леди исчезает» 1938 года. Через несколько секунд мы видим Рубена в купе с надписью «Первый класс» на двери. Это отсылка к культовому фильму Ричарда Лестера «Вечер трудного дня».

Во время погони в Париже мы видим старую консьержку, стоящую на лестнице возле лифта с метлой в руках. На стене отражается её огромная тень. Это моя шутливая отсылка к фильму Эйзенштейна «Иван Грозный» 1944 года, к сцене, где Царь стоит на лестнице и держит в руках скипетр. Сцена, где Мими поднимается по лестнице в туфлях на высоких каблуках является отсылкой к сцене из фильма Эйзенштейна и Александрова «Октябрь» 1928 года, где Керенский поднимается по лестнице Зимнего дворца.
Момент в фильме, когда Борис кричит «Чёрт побери!» это отсылка к фильму Леонида Гайдая «Бриллиантовая рука» 1969 года.

Сцена из фильма Владимира Касьянова «Драма в кабаре футуристов № 13» 1914 года, где Михаил Ларионов держит на руках Наталью Гончарову в моем фильме представлена в виде картины на выставке поп-арта. На этой же выставке можно заметить мою образную отсылку к плакату Эль Лисицкого «Клином красным бей белых» 1920 года. Картину Малевича «Чёрный крест» 1923 года я поместил на флакон духов с названием «Eau de suprematism» .

Для того чтобы найти в моем фильме все отсылки (а их там около 200) вам нужно быть готовым в любой момент нажать на паузу и внимательно изучить всю сцену, будь то граффити на стене, заголовки газет, реклама на улицах, рисунки на футболках, изображения на экранах и так далее.

Для меня было огромным удовольствием наполнять этот уровень своими версиями знаменитых произведений искусства, но первый уровень, сюжет все равно был основным для меня. Подросток получит удовольствие от фильма даже если не поймет отсылки к Хичкоку. Когда-нибудь он или она все равно узнает кто такой Альфред Хичкок.
~
Благодарим Вас за интервью! И наконец, какие три анимационных фильма вы бы советовали посмотреть читателям BLICKK?

Бэмби зовущий свою маму в диснеевском фильме «Бэмби» (1942) - для меня это самая душераздирающая сцена за всю историю анимации. В качестве двух других рекомендаций могу назвать любой эпизод «Розовой Пантеры» или сериала «Линия» (La Linea).
Читайте также

Пять вопросов о венграх в мировом кино. При поддержке 5-го фестиваля CIFRA

Взяли небольшое интервью у перспективного сербского актёра Милана Марича, исполнителя главной роли в фильме "Довлатов". Поговорили с ним о впечатлениях с Берлинского международного фестиваля и ...

Планирование и раскадровка играли для режиссёра особую роль. Он учитывал детали именно на этом этапе

Основные клише и почему многие постеры так похожи друг на друга

Мастер трогательных и искренних историй Уэс Андерсон принес в кинематограф узнаваемую цветовую палитру и уникальный юмор.

Разбираемся, как функционирует система оценки содержания фильмов, которая существует уже более 50 лет.

Made on
Tilda