ЭСТЕТИКА В КАЖДОМ КАДРЕ
ПОДБОРКА ФИЛЬМОВ
ОТ МАММ
ЭСТЕТИКА В КАЖДОМ КАДРЕ: ПОДБОРКА ОТ МАММ
Визуальная часть — основная составляющая кинематографа.
Тем не менее, режиссеры в разной
мере акцентируют на ней внимание.
Сегодня мы с Мультимедиа Арт Музеем предлагаем познакомиться с несколькими фильмами, где визуальные решения настолько сильны, что из кадров можно собрать выставку, а художнику подсмотреть композицию
или цветовые соотношения.
Визуальная часть — основная составляющая кинематографа.
Тем не менее, режиссеры в разной мере акцентируют на ней внимание.
Сегодня мы с Мультимедиа Арт Музеем предлагаем познакомиться с несколькими фильмами, где визуальные решения настолько сильны, что из кадров можно собрать выставку, а художнику подсмотреть композицию
или цветовые соотношения.




Великий современный художник кинематографа, пожалуй,
в самом известном своем фильме «Любовное настроение» собрал броский томный неон, характерный для азиатского кино, сдержанную, даже целомудренную историю любви, изящно выстроенные кадры и сотворил неповторимое произведение искусства в движении.

Длинный красный коридор с острыми листьями сансевиерия, постоянно сменяющиеся платья ципао на главной героине, темные переулки с обтрепанными листовками на стенах, элегантное поедание лапши — все подобрано идеально,
а цветовой палитрой можно любоваться отдельно
и очень долго.






Великий современный художник кинематографа, пожалуй,
в самом известном своем фильме «Любовное настроение» собрал броский томный неон, характерный для азиатского кино, сдержанную, даже целомудренную историю любви, изящно выстроенные кадры и сотворил неповторимое произведение искусства в движении.

Длинный красный коридор с острыми листьями сансевиерия, постоянно сменяющиеся платья ципао на главной героине, темные переулки с обтрепанными листовками на стенах, элегантное поедание лапши — все подобрано идеально,
а цветовой палитрой можно любоваться отдельно
и очень долго.





Фильм-классика европейского кинематографа
о по-философски вдумчивом изучении любви и смерти,
как и прочие его кинокартины, не обошелся без обращения
к произведениям изобразительного искусства.
Здесь и польский символизм Яцека Мальчевского,
и знаменитая иконография пьеты.

Поэтический визуальный ряд не насыщен личностно-историческим конфликтом, как в других фильмах режиссера.
В «Березняке» изображенная история протекает плавно, певуче, полностью созвучно «польскому романизму»
с вдумчивыми паузами и экспрессивными вставками надрывной тяги к жизни умирающего персонажа.





«Цвет граната» является ярчайшим примером кино, где все повествование строится исключительно на визуальном ряде. Архетипическое мышление, мифологизация, метафоричность, как истинная трактовка, сливаются в эзотерическом экстазе цвета и музыки.

Четкая ритмика и статичность изобразительного ряда предстают в этом фильме сложным набором символов
и загадок, требующих иного уровня восприятия — допущения иррационального и метафизического, которое, тем не менее, напрямую связано с бытом. Эта кинолента может быть энциклопедией трактовок образа и знака.






«Цвет граната» является ярчайшим примером кино, где все повествование строится исключительно на визуальном ряде. Архетипическое мышление, мифологизация, метафоричность, как истинная трактовка, сливаются в эзотерическом экстазе цвета и музыки.

Четкая ритмика и статичность изобразительного ряда предстают в этом фильме сложным набором символов
и загадок, требующих иного уровня восприятия — допущения иррационального и метафизического, которое, тем не менее, напрямую связано с бытом. Эта кинолента может быть энциклопедией трактовок образа и знака.





«Интимная авторская правда» Андрея Тарковского
в «Зеркале» раскрывается в поэтическом повествовании
и потрясающей операторской работе. Обыденная жизнь русского человека, пейзажи, мелочи, которые и не заметны зрителю, но их улавливал великий режиссер, складывая
из них общую картину эстетичности и глубинного смысла.

Скрупулезно организовывающий каждый кадр, Тарковский даже специально для одного эпизода засеял поле гречихой, чтобы в точности передать атмосферу, испытанную
им в детстве. В целом, можно брать любую работу этого режиссера и наслаждаться непревзойденными визуальными решениями.





Благодаря операторской работе Нестора Альмендроса этот кинофильм приобрел не только завораживающую картинку,
но и исключительно выраженный авторский язык Малика.

Возведенный посреди пшеничного поля дом с явной отсылкой к Эдварду Хопперу, отголоски работ Эндрю Уайта, теплое естественное освещение, мягкие тени силуэтов в полях, романтические оттенки закатного солнца и глубокий сумрачны синий. А как впечатляет сцена с нашествием саранчи! Эта работа Терренса Малика не спроста часто упоминается, как одна из самых красивых кинокартин.







Благодаря операторской работе Нестора Альмендроса этот кинофильм приобрел не только завораживающую картинку,
но и исключительно выраженный авторский язык Малика.

Возведенный посреди пшеничного поля дом с явной отсылкой к Эдварду Хопперу, отголоски работ Эндрю Уайта, теплое естественное освещение, мягкие тени силуэтов в полях, романтические оттенки закатного солнца и глубокий сумрачны синий. А как впечатляет сцена с нашествием саранчи! Эта работа Терренса Малика не спроста часто упоминается,
как одна из самых красивых кинокартин.





Первый цветной фильм Антониони с интимно крупными планами, метафоричной работой с колоритом, сбалансированно совершенными кадрами и архитектурным заполнением пустоты. Пустоты как буквальной,
так и эмоциональной.

Экзистенциальные вопросы одиночества и неопределенности в «Красной пустыне» разворачиваются среди индустриального кошмара, подавляющего росток человеческой личности. Блеклость окружающего мира контрастирует с агрессивно-красными фонами и травянисто-зеленым пальто героини Моники Витти, как последнем вызове человека пожирающей его действительности.




Красные стены, трактующиеся Бергманом как нутро души, золотые канделябры, изобилие фарфора, сдержанные одеяния конца XIX века, белизна платьев, длинные коридоры усадьбы и напряженный эротизм, считывающийся в каждом жесте героинь.

Психологизм этой картины сжимает и давит тишиной, звуком, криком, визуальной невротичностью, которая театрализована почти до предела. «Кинематограф в основном — ритм, вдох
и выдох в беспрерывной последовательности», — говорил Бергман. Не забудьте дышать от напряженной красоты
во время просмотра.







Красные стены, трактующиеся Бергманом как нутро души, золотые канделябры, изобилие фарфора, сдержанные одеяния конца XIX века, белизна платьев, длинные коридоры усадьбы
и напряженный эротизм, считывающийся в каждом жесте героинь.

Психологизм этой картины сжимает и давит тишиной, звуком, криком, визуальной невротичностью, которая театрализована почти до предела. «Кинематограф в основном — ритм, вдох
и выдох в беспрерывной последовательности», — говорил Бергман. Не забудьте дышать от напряженной красоты
во время просмотра.






Черно-белая картина в давно забытом формате 4:3 покорила визуальным решением жюри различных фестивалей, критиков во всем мире и просто людей, любящих эстетику перфекционизма.

Операторская работа в «Иде», как и в последующем фильме Паликовского «Холодная война», оказалась действительно
на высоте — останавливай на любом кадре, и он будет идеально выверен. Симметрия, «золотое сечение», диагонали в композиции, точное обращение к деталям завораживают
с первых минут.






Гипнотическая черно-белая визуализация текста одного
из сложнейших французских писателей Жоржа Перека
требует внимательного прочтения, вслушивания, всматривания.

В этом фильме нет действа как такового, полноценной истории, лишь закадровый голос, будто зачитывающий сокровенные переживания из дневника, и изобразительный ряд фотографических кадров, наполненный портретами, городскими пейзажами и крупными планами.








Гипнотическая черно-белая визуализация текста одного
из сложнейших французских писателей Жоржа Перека
требует внимательного прочтения, вслушивания, всматривания.

В этом фильме нет действа как такового, полноценной истории, лишь закадровый голос, будто зачитывающий сокровенные переживания из дневника, и изобразительный ряд фотографических кадров, наполненный портретами, городскими пейзажами и крупными планами.
БОЛЬШЕ МАТЕРИАЛОВ О КИНО В НАШИХ СОЦСЕТЯХ. ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ!
Made on
Tilda